Святая простота: модернизм, минимализм, аскетизм

10 июля 2020

На создание идеально простого предмета могут уйти годы, но оно того стоит, простота упорядочивает мир.

Эйлин Грей: вилла E1027

Сначала были конструктивисты и принципы школы Bauhaus, но не все предметы, разработанные в рамках этих концепций, пережили свое время. Возможно для этого, помимо четкого следования принципу «форма следует функции», выведенного «отцом модернизма» американским архитектором Луисом Генри Салливаном еще в 1896 году, нужно было также немножко иронии и умения воспринимать аскезу как некую разновидность роскоши. Именно такие вещи всегда в центре интерьера и в центре внимания, даже если мы готовимся отметить их столетие в ближайшие несколько лет.

Это прекрасно получалось у Эйлин Грей, создательницы объектов, получивших статус безусловных икон дизайна. Наследие Грей делится на два периода. Период ар-деко, когда были придуманы кресло «Дракон», кушетка «Пирога» и лакированные ширмы, в том числе знаменитая Brick Screen, собранная из лакированных поворотных блоков, которую сама Грей называла переходной формой от мебели к архитектуре. И модернизм (столик E1027, кушетка Day Bed, кресло Non-conformist и другие предметы), когда она стала работать со стальными трубками и стеклом, создавая аскетичные и функциональные вещи.

Легендарное кресло Bibendum, навеянное контурами фигуры человечка из рекламы шин Michelin, а также телескопический столик E1027, ставший в дальнейшем ее визитной карточкой, были спроектированы дизайнером для дома Е1027 в Рокбрюн-Кап-Мартен, на Лазурном берегу (1926-1929). Не имея архитектурного образования, Грей спроектировала модернистскую виллу, продумав до мелочей и конструкцию здания, и его внешний облик, и интерьер: системы хранения, столы для работы и пюпитры для чтения, кресла, кушетки, ширмы, ковры. Для Эйлин Грей этот проект был полем для тотального эксперимента, для почитателей модернизма — эталоном эргономичной планировки и скрупулезно индивидуального подхода ко всем деталям: от особенностей ландшафта и освещения, до образа жизни хозяина дома. Сама Эйлин Грей практически не жила на вилле, оставив ее своему возлюбленному, румынскому архитектору и критику Жану Бадовичи, с которым она рассталась. Вилла в дальнейшем досталась Ле Корбюзье, затем, как и многие знаменитые модернистские объекты, дом пришел в упадок, его стали приводить в порядок на волне интереса к личности Эйлин Грей уже в XXI веке. Предметы, созданные Эйлин Грей, переиздают две компании: ClassiCon и Aram.

Вико Маджистретти: диван Maralunga

За пределами Италии Вико Маджистретти известен как дизайнер, меж тем, он был одним из тех архитекторов, которые определили лицо страны после окончания Второй мировой войны. В частности, он принимал участие в послевоенном восстановлении Милана. Славу дизайнера ему принес стул Carimate, разработанный для проекта гольф-клуба в Каримате в 1959 году, основательный, с деревянным каркасом и плетеным сидением, стул понравился владельцу фабрики Cassina Чезаре Кассина, и тот запустил его в массовое производство.

В своей работе Маджистретти ориентировался на таких архитекторов как Ле Корбюзье, Фрэнк Ллойд Райт и Людвиг Мис ван дер Роэ, девиз последнего — «меньше значит больше» — стал его принципом. Среди самых известных его предметов находится лампа Eclisse, спроектированная в 1965 году для компании Artemide, книжный шкаф Nuvola Rossa для Cassina (1977), настольная лампа Atollo для Oluce (1977), а также обладатель Compasso d’Oro 1979 года диван Maralunga. Регулируемые подголовники Maralunga — воплощение идеи универсальности и комфорта, технологически эту концепцию копировали тысячи раз, но не смогли превзойти элегантную простоту решения Маджистретти. «Простота — самая сложная вещь в мире», — любил говорить сам мастер, который не принимал слово «стиль», считая, что при проектировании главное — убрать все лишнее. В конце 1970-х Вико Маджистретти начал преподавать в Великобритании, в Royal College of Art, где воспитал новое поколение минималистов, самыми яркими представителями которого являются Константин Грчич и Джаспер Моррисон.

Константин Грчич: стул Chair one

Константина Грчича иногда называют «чемпионом по простым вещам». «Дизайн должен быть скромным по форме, но понятным», — объясняет он. Об его объектах говорят, что им присуща рафинированность и перфекционизм, и, несмотря на простоту, это вещи, которые обращают на себя внимание, но ровно столько внимания, сколько положено вещи. И, безусловно, в подходе Грчича к созданию предметов, чувствуется и ирония, что придает его объектам особое обаяние.

Стул Chair one, спроектированный для Magis в 2003 году — прекрасный пример такого подхода. В этом предмете материала столько же, сколько пустоты, что заставляет поначалу сомневаться в удобстве применения, и напрасно, потому что стул удобен, эргономичен, потому что сконструирован по подобию футбольного мяча, универсален. Изготовленный из алюминия, он может применяться и в помещении, и вне его, штабелируется, если необходимо освободить место, есть также офисный вариант на колесиках, модель на бетонном основании, подходящая для общественных пространств. Тут уместно вспомнить принцип школы Bauhaus «less is more», Chair one и есть его воплощение: при минимуме средств и материалов получился универсальный утилитарный объект с аскетичной, но в то же время яркой внешностью.

ВСЕ НОВОСТИ